Страница не найдена

Стажёры месяца: «Это очень швейцарский офис, у них есть шаблоны для совершенно любой задачи»

Лариса Королёва и Эрнестс Швейсбергс рассказали о работе по строгим правилам цюрихского бюро, проекте железнодорожной станции в горах и о том, в чём заключается особенность швейцарского образа жизни.

Лариса и Эрнестс

ПРЕДЫСТОРИЯ

Эрнестс родился в Риге, учился на факультете архитектуры и дизайна в рижской международной школе RISEBA, а также в университете Бахчешехир в Стамбуле. Работал в различных архитектурных бюро и самостоятельно организовывал выставки, последней из которых была Parallel Identities в Латвийском музее архитектуры. Лариса окончила Институт архитектуры и дизайна в Красноярске, после чего работала в архитектурном бюро «Сергей Киселёв и партнёры». В 2016 году они поступили на программу Advanced Urban Design, организованную Институтом «Стрелка» совместно с ВШЭ. В первый год обучения на программе преподавал Маркус Шефер, один из основателей Hosoya Schaefer Architects, — так у студентов появилась возможность пройти стажировку в его бюро.

УСЛОВИЯ СТАЖИРОВКИ

Hosoya Schaefer Architects — архитектурная студия, основанная Маркусом Шефером и Хироми Хосоя в Цюрихе в 2003 году. Международная команда бюро занимается проектированием и строительством зданий, стратегическим планированием, консалтингом и городскими исследованиями. По их проектам были построены Швейцарский парк инноваций и здание Конгресс-центра в Цюрихе.

Продолжительность: 2 месяца

Срок подачи заявки: в любое время в течение года

Стипендия: нет

Поддержка: оплачивается проживание

КАК УСТРОЕНО БЮРО

Эрнестс: Hosoya Schaefer Architects — это в первую очередь международный офис: во время нашей стажировки в нём работали люди из Японии, Латвии, России, Израиля и Германии, а швейцарцев было всего двое. При этом офис довольно небольшой, в нём работают примерно 25 человек.

Работа над макетом в офисе

Бюро разделено на три части: департаменты архитектуры и городского проектирования и исследовательский отдел. В одном офисе они одновременно работают с этими смежными областями на различных уровнях. Во время нашей стажировки у бюро было открыто около 50 разных проектов.
Лариса: И все они были на разных этапах: один проект был на стадии реализации, и для него разрабатывалась строительная документация, другие только недавно открылись, поэтому для них ещё проводились исследования. И всё это для разных стран Европы.
Эрнестс: Находясь внутри, мы видели, что бюро строит действительно очень качественные здания. Но для простого зрителя их проекты, скорее всего, ничем не будут выделяться среди остальных. Они всегда хорошо спланированы и продуманы, сделаны из материалов высокого качества. Это можно прочувствовать, если жить в их домах, но такие здания вряд ли появятся на обложке журнала.
Лариса: При этом среди их проектов всё же есть небольшая часть нестандартных и интересных. Например, сейчас они занимаются разработкой открытой платформы больших данных, которая будет синтезировать информацию, предоставленную городскими и региональными властями, а также частными компаниями. Такие платформы есть, например, в Нью-Йорке и Дублине. Бюро хочет развить такой сервис и в Швейцарии. Это очень полезный проект, но над ним работает небольшая часть всего офиса.
В целом работа студии сильно отличается от подхода большинства российских бюро: Hosoya Schaefer Architects намного детальнее работают с клиентом. В России мы обычно просто презентуем заказчику конечный результат — получается односторонняя коммуникация. Здесь же регулярно проводят воркшопы, встречаются с клиентом и работают совместно.

РАБОЧАЯ АТМОСФЕРА

Эрнестс: Когда Маркус преподавал нам в Москве, он представил нам свой новый и действительно вдохновляющий взгляд на развитие городской среды. Его главная идея заключается в том, что город — неотъемлемая часть процесса взаимодействия между людьми. Во время занятий мы обсуждали, почему люди объединяются, как происходит этот процесс и почему он начинается именно с городов. Его теория представляет очень специфический взгляд на развитие городов и их историю. Но, оказавшись в его бюро, мы обнаружили, что это обычное место, в котором каждый индивидуально работает над своим проектом.

Лаборатория робототехники университета ETH

Это очень швейцарский офис: вся работа в нём структурирована и организована, у них есть шаблоны для совершенно любой задачи. Чувствуется, что здесь всё находится на своём месте и ты не можешь ни на что повлиять. Кроме этого, все сотрудники работают независимо друг от друга.
Само пространство бюро очень приятное, светлое и открытое. Ты видишь своих коллег, но все они просто сидят за своими компьютерами и занимаются своими проектами. Я привык работать в более динамичной атмосфере, когда каждый озвучивает свои идеи, а потом их вместе обсуждают, критикуют и дорабатывают. Во время групповых дискуссий в этом бюро все аргументированно высказывают свои позиции и обязательно приходят к заключению. Это действительно правильный процесс — все уважительно слушают друг друга и доказывают свои позиции. Но в нём совсем нет креативной составляющей, совместного творчества.
Лариса: В их работе действительно нет места мозговым штурмам: когда обсуждение более свободное, можно предложить сумасшедшую идею, которая спровоцирует другого человека на дальнейшие размышления. Тут, в бюро, вся работа очень структурирована, для такой креативной составляющей в ней не остаётся места.

Экскурсия на завод FREITAG в Цюрихе

Эрнестс: Для меня профессия архитектора или городского проектировщика — это что-то очень творческое и захватывающее. Мне кажется, в креативной команде каждый должен чувствовать себя включённым в совместную работу и разделять коллективную ответственность. Поэтому мне было непривычно работать в офисе, где каждый просто индивидуально выполняет свои задачи.
При этом каждую пятницу или даже несколько раз в неделю в офисе проходили вечеринки. В бюро очень большая кухня, где каждый может посидеть, взять себе пиво, налить бокал вина. Вне рабочего времени все сотрудники очень дружелюбные, весёлые и общаются друг с другом. Но в процессе работы каждый выполняет свои задачи независимо от других.

НАД ЧЕМ УДАЛОСЬ ПОРАБОТАТЬ

Лариса: В самом начале я работала над проектом жилой застройки в маленьком швейцарском городе. Муниципальные власти хотят развить в нём жилой сектор, это поможет привлечь людей. При этом город должен сохранить свои промышленные функции, чтобы его жители не потеряли рабочие места. Я работала над тем, как вписать в среду города разные типы жилья, зонировала пространство, а также предлагала варианты того, как будут выглядеть улицы и фасады домов.

1 / 2

Детская площадка в Базеле

2 / 2

Индустриальный парк в Цюрихе

Эрнестс: В начале стажировки я работал над проектом парка инноваций в Цюрихе. Это будет своего рода кластер, где различные стартапы, предприниматели и научные организации смогут совместно работать над развитием технологий, мобильности и робототехники. Я помогал команде проводить исследование. Это была очень интересная часть работы, поскольку у меня была возможность изучить, что происходит в сфере инноваций и робототехники, провести собственное исследование и предложить полезные для парка решения.
Лариса: После этого мы вместе работали над проектом одного исторически значимого места в Швейцарии. Мы не можем назвать само место, но это железнодорожная станция в горах, которая принадлежит частной компании. Компания хочет привлечь больше людей к путешествиям на их поездах, сделав историческое место интересным.
Эрнестс: Мы работали над тем, как его сделать туристическим, привлекательным не только для иностранцев, но и для жителей Швейцарии. Проект был сильно связан со швейцарской культурой, о которой мы почти ничего не знаем. Поэтому он был трудным и очень интересным одновременно: мы думали над тем, как правильно рассказать историю места, как связать её с поездами и самой станцией, как подобрать подходящие архитектурные решения.
Лариса: Работа подразумевала перепрограммирование станции. Сейчас это всего одна маленькая комната для ожидания. Нам нужно было привнести в него что-то новое и актуальное для путешествующих — не только изменить архитектурный ландшафт, но и рассказать историю.

О ЖИЗНИ В ЦЮРИХЕ

Лариса: В свободное время я путешествовала: побывала во французской части Швейцарии, а также в Базеле. Базель известен тем, что в нём можно увидеть огромный спектр современной архитектуры. Но меня он поразил другим — этот город кажется более непредсказуемым и живым, чем Цюрих. Цюрих хорошо организованный, чистый, структурированный. На улице можно лечь на землю и не испачкаться. В нём все живут по правилам, но иногда хочется чего-то необычного и не идеального.

1 / 2

Стадион возле офиса бюро

2 / 2

Цветочные горшки в Цюрихе

Эрнестс: Москва, например, мой не самый любимый город, но мне нравится жить здесь, потому что она разнообразна, в ней много неожиданного, часто нельзя предугадать, что с тобой произойдёт. При этом здесь постоянно проходят выставки, вечеринки, открытия новых мест. В Цюрихе тоже проходят разные события, но все они заключены в рамки определённого уровня безопасности и строгой организации. Здесь ты никогда не будешь чувствовать себя незащищённым и вряд ли окажешься на сумасшедшей вечеринке. В этом особенность их культуры — быть изолированными и жить в рамках чётко выстроенной комфортной зоны.

Это бета-версия сайта: если вам кажется, что она работает странно или неправильно, Напишите нам об этом.

По теме