Страница не найдена

Архитекторы «Моей улицы»: кто вернул сады на Садовое кольцо?

Strelka Magazine продолжает публиковать истории архитекторов, которые участвовали в разработке проектов «Моей улицы». В последнем выпуске мы рассказываем о людях, изменивших Садовое кольцо, одну из основных транспортных артерий, которая связывает между собой все части города. Работа над этим проектом была устроена по принципу сопроектирования: российские и зарубежные бюро разрабатывали концепции, а архитекторы из КБ «Стрелка» занимались их сопровождением и адаптацией к московским реалиям.

АЛЯ ЧЕЧЁТКИНА, 26 ЛЕТ

Руководитель проектов и ведущий архитектор КБ Стрелка, училась в МАрхИ и лондонской Архитектурной ассоциации (AA School of Architecture), где в данный момент и преподаёт.

1 / 8

2 / 8

3 / 8

4 / 8

5 / 8

6 / 8

7 / 8

8 / 8

Над чем работала: Руководила разработкой концепции Садового кольца, прошла все этапы проекта.
«Садовое кольцо — это не просто улица, а уникальное московское пространство длиной 15,6 километра, которое объединяет совершенно разнохарактерные объекты: тут и Филатовская больница, и театр имени Образцова, и „Лотте Плаза“, и музей Бахрушина, и МИД, и жилые дома. По архитектуре Садовое — тоже сборная солянка: ампир Бове XIX века соседствует с конструктивизмом Щусева из 1920-х, брутализмом пресс-центра Олимпиады-80 и посохинскими постройками из 2000-х. Кроме этого, Садовое выполняет функцию важнейшей для города артерии, которая соединяет транспортные потоки, но при этом разрывает целостность пешеходного пространства. Нашей задачей было придумать единый и узнаваемый образ всего кольца и при этом избежать повторяющихся решений и подчеркнуть разнообразие его пространств.
Общая концепция называлась „100 садов Садового“ — в её основе лежало желание восстановить историческую справедливость. В начале XX века власти Москвы реализовали первый „публичный проект“: выделили небольшие участки перед каждым жилым домом и предоставили местным жителям возможность самостоятельно высаживать там сады по своему вкусу. За счёт большого количества разнообразных палисадников и бульваров в те времена улица действительно была садовым кольцом, но уже в 1930-е во время реконструкции бульвары и палисадники были снесены. Концепция подразумевала, что сады, уничтоженные в XX веке, должны были появиться вновь, сформировать доступное и удобное пространство для пешеходов и остальных участников движения.

Издревле на Руси существовали государевы, купеческие, райские, потешные сады. Опираясь на это, мы разработали несколько видов садов, которые подходили бы для разных типов пространств улицы: парадные сады для знаковых территорий (в основном площадей у метро), потайные сады, транзитные, даже парковки должны были стать садами. 

В разработке этих идей нам помогали специалисты по историческому и культурному наследию — Анна Броновицкая и Борис Пастернак, а также профессиональные дендрологи — Григорий Бойко и Артём Паршин. Для создания функционально грамотного профиля улицы мы привлекли Людвига Тьюксбери — ландшафтного архитектора, ответственного за преобразование главных улиц Лондона — Regent Street и Oxford Circus. C ним в феврале 2016 года мы провели полевое исследование всего Садового, наблюдали за его функционированием и обсуждали возможные решения на месте — наша прогулка заняла шесть с половиной часов. Вместе с ним мы скорректировали и утвердили многие наши идеи, в том числе оптимальное расстояние между кадками с деревьями — удобное и для прохода от дороги на тротуар, и для складирования снега зимой на случай, если когда-нибудь власти перестанут засыпать тротуары солью.
Помимо линейного пространства вдоль дороги, мы выделили знаковые участки улицы, такие как Крымская площадь и площадь у Красных Ворот, а также небольшие прилегающие территории — всё это составляет единое пространство Садового кольца. Согласно концепции, реорганизация этих территорий должна была подчеркнуть уникальность каждой из них и тем самым внести разнообразие в проект. Именно с этой целью их концепции разрабатывались разными зарубежными бюро, среди которых были Snøhetta и Villes & Paysages. Мы, в свою очередь, помогали адаптировать их решения к московской реальности.
За все объекты, которые мы видим на улице, — фонари, лавочки, дорожные знаки, остановки, почтовые ящики — отвечают разные органы исполнительной власти. За элементы освещения — Департамент топливно-энергетического хозяйства, за элементы озеленения — Мосприрода, за инженерное оборудование — Москоллектор, Моссвет, Мосгортранс, Мосводоканал и так далее. Мы насчитали более пятидесяти инстанций, которые регулируют расстановку этих элементов. Наши концепции мы должны были согласовать с большинством из них. Общего мнения у всех этих органов не было, поэтому пришлось долго искать компромиссные решения, которые устроили бы всех. По словам Людвига Тьюксбери, если бы Садовое находилось в Лондоне, лишь на процесс согласования проекта со всеми департаментами ушло бы не менее пяти лет.

Формально зона нашей ответственности ограничивалась созданием концепции, но мы старались сопровождать проект и во время разработки рабочей документации, по которой велось строительство, и на самой стройке.

При реализации проекта наши идеи были сильно урезаны: то, что сейчас построено, трудно назвать садами, почти не удалось воплотить и ключевую для концепции идею разнообразия.
Тем не менее функциональная часть нашей концепции воплотилась полностью — сегодня мы видим двадцатилетние клёны и липы, высаженные вдоль всего Садового, небольшие рябины и дикие яблони на тротуарах, ширина которых позволила это сделать. Всё Садовое теперь освещается равномерным, тёплым светом, рекламные щиты не мешают пешеходному движению, а въезды во двор выделены цветом мощения. Из транспортной магистрали Садовое превратилось в сбалансированную улицу. Теперь передвигаться и даже гулять по Садовому стало намного приятнее».

АЛЕКСАНДР ТРУХАН, 26 ЛЕТ

Архитектор Strelka Architects, учился в МАрхИ.

1 / 6

2 / 6

3 / 6

4 / 6

5 / 6

6 / 6

Над чем работал: Проект Новинского бульвара.
«На этом участке мы работали совместно с бюро „Новое“ и A2OM. Они разрабатывали концепции, а мы их сопровождали, адаптировали и проводили авторский надзор во время строительства.
Бюро „Новое“ работало над проектом двора у дома по адресу Новинский бульвар, 15. Архитекторы создали современное и уютное городское пространство с удобными пешеходными дорожками. Мы обсуждали проектные решения с жителями и немного корректировали концепцию. Например, расширили проезд к дому, чтобы к нему могла подъехать крупная техника, сделали дополнительные пешеходные дорожки.

Наше рабочее место на лето переместилось сюда — мы практически жили на Новинском бульваре. Каждый день утром проводили обход со строителями, а затем решали появившиеся за ночь вопросы. 

У меня даже был свой рабочий стол — иногда нужно было что-то дочертить и доработать прямо на месте. У нас не было графика как такового, строители могли вызвать меня и в 10, и в 11 вечера. Но работать с ними было приятно, мы подружились, поэтому получалось легко находить компромисс.
Мы работали на бульваре в течение трёх месяцев, территория изменялась на глазах день за днём, а сейчас наблюдаем, как по этой улице ходят люди. Это вдохновляет. Конечно, это место стало знаковым для меня в Москве, и я рад, что этот участок преобразился. Во время стройки мы слышали разные отзывы о нашей работе от прохожих — как хорошие, так и плохие, но я надеюсь, что в результате у нас получилось сделать пространство удобным для всех».

ХАМИД ТАЙЦЕНОВ, 26 ЛЕТ

Архитектор Strelka Architects, учился в МАрхИ и МАРШ.

1 / 8

2 / 8

3 / 8

4 / 8

5 / 8

6 / 8

7 / 8

8 / 8

Над чем работал: Участок Садового кольца от МИДа до станции метро «Октябрьская».
«Одно из самых ярких изменений на этом участке — это появление скейт-парка под мостом у метро „Парк Культуры“. Идея принадлежит бюро Snøhetta, мы детально доработали их концепцию и воплотили совместные идеи в жизнь. В этом нам помогли ребята из Федерации скейтбординга и «Цеха» — благодаря им вообще возникло это место.
Это второе лето, которое я провёл на Садовом. В прошлом году я работал над проектом Садовой-Кудринской улицы. В этот раз мне было немного проще, поскольку у меня были помощники, с которыми мы вместе решали возникавшие вопросы. Но наш график всё равно подстраивался под рабочих: когда у них был аврал, он был и у нас. Ночью тоже иногда приходилось приезжать — можно сказать, вся жизнь проходила на площадке.

В процессе стройки нужно контролировать, чтобы все элементы были поставлены и выстроены согласно плану. Мы ходили с баллончиками и отмечали, куда нужно ставить фонари, чтобы рабочим это было чётко понятно. С ними мы, кстати, подружились, они меня даже звали на дни рождения.

Часто бывало так, что проектные решения приходилось менять прямо на месте, например, не получалось посадить дерево из-за коммуникаций. Эта проблема часто встречалась и в прошлом, и в этом году. Одним из самых ярких моментов прошлого года стала высадка первых деревьев. Мы купили шампанское, подошли к месту посадки и покидали землю в ямы. Это был важный и счастливый день для нас, поскольку подготовка к нему была очень сложной.
Преобразовывать город, разумеется, приятно, но это и большая ответственность: есть страх, что кому-то изменения не понравятся. Хотя в этом году я уже изначально понимал, что именно может вызвать основной негатив, и относился к этому более спокойно».

АННА ШЕВЧЕНКО, 28 ЛЕТ

Архитектор Strelka Architects, училась в МАрхИ и МАРШ.

1 / 8

2 / 8

3 / 8

4 / 8

5 / 8

6 / 8

7 / 8

8 / 8

Над чем работала: Участок между станциями метро «Маяковская» и «Сухаревская».
«Если говорить о профессиональной практике, самым ценным для меня стал опыт работы на стройке, взаимодействие с огромным количеством подрядчиков, знакомство с каждым начальником и рабочим. Я провела с этими людьми целое лето, и у нас получилась очень приятная дружба. Мы понимали, что строим на века, что через пятьдесят лет будем рассказывать детям, как вместе сажали эти деревья.

Когда девушка приходит на стройку, требуется некоторое время, чтобы оправдать свой авторитет, доказать, что ты действительно можешь справиться с любой проблемой: и узел разработать, и показать рабочему, как правильно класть плитку. 

Конечно, такие живые процессы, как стройка, сопряжены со спорами. Важно грамотно задействовать свой опыт и знание современных технологий и суметь донести свои идеи до строителей. Я думаю, во многом благодаря совместной работе результат становится лучше.

Мы часто взаимодействовали с жителями, находящимися поблизости кафе и прохожими во время работы. К нам несколько раз подходили люди, которые сами когда-то работали строителями, и спрашивали, что мы делаем, правильно ли выполняется тот или иной узел. 

Многие жители интересовались, будут ли напротив их окон деревья. Очень запоминающейся стала работа с одним из кафе — раньше у него парковались машины и загораживали вход в заведение. В ходе стройки мы поставили дополнительные лавки у входа, а парковку при этом оставили поблизости — в итоге все остались довольны.
Мне кажется, это уникальный опыт: большая часть того, что мы сделали, останется в городе на много лет, и это большая ответственность. Сейчас мы ходим по этой улице и видим, что всё работает. Нам был важен конечный результат — чтобы Садовое стало улицей. И это получилось».

АННА ХЛУДЕНЁВА, 30 ЛЕТ

Архитектор Strelka Architects, училась в МАрхИ.

1 / 6

2 / 6

3 / 6

4 / 6

5 / 6

6 / 6

Над чем работала: Проекты знаковых территорий и площадей Садового кольца, выполненные в 2017 году.
«В основном концепции пространств у метро и больших площадей разрабатывали иностранные бюро, а моя работа заключалась в сопровождении их работы и адаптации их идей к московским условиям. Поскольку сами концепции делались довольно давно, в 2016 году, то некоторые вещи нужно было доработать: за 2016 год часть Садового была перестроена, на основе этого опыта мы вносили изменения.
Одним из самых ярких был проект территории у метро „Красные Ворота“. Там нам совместно с бюро Michel Desvigne удалось воплотить довольно спорную, но функциональную и интересную идею: превратить сплошной асфальт, стихийную парковку и проезжую часть в комфортное зелёное пешеходное пространство, создать полноценную площадь. У входа в метро появились зелёные холмы с большим количеством деревьев — практически лес. Мы постарались разместить эти объекты так, чтобы не перекрыть вид с Новой Басманной на павильон архитектора Ладовского и на башню здания РЖД, построенную по проекту Фомина. Нам удалось выполнить не всё именно так, как было задумано, и до сих пор не все элементы готовы. Например, на площади ещё должны появиться скамейки и урны, кустарники будут высажены только весной.

Наша команда, можно считать, жила всё лето на Садовом. Но поскольку знаковые территории находятся вдоль всего пространства улицы, лично мне приходилось целыми днями кататься по всему кольцу. 

В процессе стройки нужно было контролировать всё: от высадки деревьев до расстановки скамеек, урн и фонарей. У строителей часто возникали вопросы, мы помогали им разобраться в рабочей документации и объясняли, как должно быть.
Мы старались изменить улицу к лучшему, сделать её более удобной для горожан. Надеюсь, большинство москвичей через какое-то время это оценят».
Фотографии: Егор Слизяк / Институт «Стрелка», фотографии участка Садового кольца от МИДа до станции метро «Октябрьская» — Дмитрий Гусев

Это бета-версия сайта: если вам кажется, что она работает странно или неправильно, Напишите нам об этом.

По теме